Приближается многими ожидаемая, православная пасха. Отец Геннадий, священник, усердно полирует свой крест.

— Ну, как? – показывая на крест, спрашивает Геннадий молодого монаха.

— Отлично, батюшка! – нараспев, с радостью ответил отрок.

Все новые и новые зеваки подходили к церкви, окружая её жужжащей толпой: кто с фотоаппаратом, кто просто купить в киоске какой-нибудь религиозный атрибут, чтобы не отличаться от всех. Все дышало предстоящим праздником. На радость продающим, пополняя их карман, убойно шла торговля, свечками, иконами, разными книгами. Купить можно было практически всё: от возможности помолиться за здравие, до молитвенного песнопения за упокой. Все было как обычно, как из года в год, и в то же время необычно.

В это время… Трудно поверить, но недалеко этого города, в обветшалом доме, на втором его этаже…, нет, в это очень трудно, практически невозможно, поверить, возлежат одиннадцать первых учеников, апостолов Христа: Андрей, Петр, Иоанн, Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей-мытарь, яков Алфеев, Фаддей, Симон Канонит. Они кого-то слушают вникая в каждое слово, в каждый звук. О! Ведь это Иисус!

-О, мои верные одиннадцать друзей. – сказал Иисус, — прошло чуть меньше двух тысяч лет, вы немало сделали, очень много пострадали, и все вы делали во славу моего Отца. Но, хочу сказать вам, что вот уже сбываются слова, реченные через пророка Исаию: «Как многие изумятся смотря на тебя, сколько был обезображен паче всякого человека лик его, и вид его – паче сынов человеческих». Сегодня более всего искажено учение, которое, врочем, не мое учение, но того, кто меня послал, — продолжает Иисус. – Сегодня мы будем в торжествующем городе, где живут все верующие и они все атеисты, и многие из нас пострадают от их рук.

— Господи! – ,с горечью в голосе, воскликнул Петр, — Снова страдать от римлян и иудеев?
— Нет, Петр! От тех, кто называет себя христианами.
— Господи! Хочешь, мы скажем, что бы огонь сошел с неба и истребил их? – спрашивают Иаков и Иоанн.
— Нет! Сын человеческий пришел не губить, а спасать.
— Что нам нужно приготовить? – спрашивает Филипп.
— Ничего не нужно, друзья, вставайте и пойдем отсюда.

— Придите, придите и возьмите огонь неугасимый и молитесь Господу. – трижды пропел перед зеркалом отец Геннадий, улыбнулся, поправил бородку и громко чихнул.

Ко двору собирались люди6 кто еще, а кто и уже трезвый. Люди разные и по возрасту и по профессии. Церковные колокола созывали всех. Люди приветствовали друг друга: «Христос воскрес! Воистину воскрес!»
— Христиане!
— ….Придите, придите и возьмите огонь неугасимый и молитесь, — запел отец Геннадий. Сопровождавшая его свита расталкивала обезумевших старушек.
— Господи, кто это?
Сердобольная старушка с особым блаженством пропела
— Батюшка наш – отец Геннадий!
— Какой отец? Женщина, ведь Иисус сказал: «Отцом не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах».
— Так ты хочешь сказать, — вступила в разговор женщина, — что отец Геннадий Библию не читал?
— Он святой человек! – добавила соседка.
— А я когда ребенка крестила, то крестик ему здесь, в этой церкви покупала.
— Какой крестик?! – удивился Филипп.
— Как какой? Православный!
— Какой, какой? Православный!
— Православный, как у всех христиан, объяснила женщина. Филипп еще больше запутался. Тем временем ученики подошли к Иисусу и перебивая друг друга, рассказывали увиденное.
— А где Симон Канонит? Спросил Иисус.
— Я видел он вошел в наполненное идолами здание, — сказал Фаддей.
— Да вот он, бежит к нам. Симон весь был необычайно красный.
— Учитель! Учитель! – кричал он издали. – Они говорят, что они христиане. О учитель, запрети им такое богохульство. Весь храм в идолах, кадят изображениям. Это Эфес или Коринф, но не христиане.

Праздник был в разгаре. К церкви подъехало несколько отрядов милиции. Они стали возле входа и выхода.
— Господи! 0 обратился к Иисусу Петр, — зачем здесь нужны легионеры?
— Увидиш, — коротко сказал Иисус и махнул рукой, — пошли. Иисус и с ним 11 апостолов пошли в противоположную от толпы сторону. Преклонив колени, они молились. Вечерело. Огни церковной площади росли числом. Иисус и его ученики подошли к церкви. Отец Геннадий поздравлял прихожан, на что те постоянно кланялись ему. Одна женщина упала в ноги священнику и жадно целовала край его одежды.
— Встань! – вдруг раздался голос из дальнего угла. К старушке и священнику быстро приблизился Петр и мягким голосом повторил: — Женщина, встань! Он человек! – указывая на отца Геннадия.
— Ты почему в храме Бога кричишь? – потребовал ответа молодой человек в рясе, ишь набрался наглости, ты случаем не пьян?
— Юноша1 – дивился Петр, — кто ты? Посмотри, сказал апостол Петр, приподнимая пожилую женщину, — она мать твоя. Почему она у тебя в ногах.
Монах что то шепнул отцу Геннадию, тот одобрительно кивнул и монах скрылся. Между тем люди стекались к церкви и несли хлебные калачи.
— Женщина! – окликнул женщину Филипп. – Есть ли у тебя еда кроме этого пирога?
— Хам! Сам ты пирог крашеный, это пасха.
— Что?!- удивился Филипп. – Да какая это пасха? Ты в книгах Моисея читала о Пасхе?
— Я не верю в еврейского Моисея1 – буркнула женщина и пошла.
— Где я. Господи?? – дрожащим голосом и со слезами на глазах спросил Филипп. Не дождавшись ответа, он заплакал.
В это время «легионеры», точнее милиция, вступила в диалог с Петром по поводу срыва «христианского праздника».
— А ну-ка дыхни! – старшина грубо взял Петра за рукав и подтянул к своему носу. – Точно пьян, бери его, Жора. В 17 отделение.
— Иисус, Иисус! – подбежал к Иисусу Андрей. — Петра «легионеры» забрали.
Иисус возвел глаза к небу и со вздохом произнес:
— Началось!
— О, а это кто? – показывая пальцем на икону, спросил апостолФома, усердно крестящегося мужчину.
— Это мил человек, святой апостол Матфей. Знаете такого?
— М-да встречал.
— Кого?- переспросил мужчина.
— Нет, нет это я так, мысли вслух, — стал оправдываться Фома.
— Это икона, — прдолжал мужчина,- была отвоевана в христианском походе, она очень древняя.
— Как?
— Что не верите? – засмеялся мужчина. – Фома неверующий.
— Ой! – испугался Фома, — откуда вы меня знаете? Мужчина рассмеялся во весь голос и, махнув рукой, ушел.
— что это они постоянно говорят друг другу? – спрашивает Симон Канонит Фому.
— Не знаю, — пожал плечами Фома.
— Они говорят, что Христос воскрес, — вступил в разговор Матфей.
— Господи откуда они знают, что ты здесь?
— О чем ты Варфоломей? – спрашивает Иисус.
— Как это о чем? Они говорят, что ты воскрес.
— Спроси их сам, — ответил Иисус.
Варфоломей и Матфей подошли к одиноко стоявшей в платке женщине. Она усердно крестилась перед церковью.
— Смотри, Матфей, что она делает?,- Не знаю?!
— Женщина! – любезно спросил Варфоломей, на что женщина даже не обернулась. Ни сколько не удивившись, апостол продолжил:
— Женщина, откуда ты знаешь, что Иисус здесь? И что ты все время рукой машешь?- Варфоломей попытался повторить за ней движения в виде креста.
— Что не видишь, я Богу молюсь! Что лезешь с вопросами?
— А разве так Богу молятся?- спросил Матфей.
— Не тебе меня учить, молод еще, — буркнула женщина и ушла.
— Учитель, что за вера у этих язычников? – спросил апостол Андрей.
— А ты сам спроси,- предложил Иисус.
Андрей, Петр и Иоанн подошли к группе людей, которые держали в руках непонятные предметы. Петр утверждал:
— Это точно Артемида Ефесская. Я видел такое.
— Нет это Исида, видишь, у нее на руках младенец, Гор, языческий бог,- не согласился Иоанн, — сейчас спросим.
— Возлюбленные!- обратился к группе людей молодой Иоанн,- Среди множества суетных богов мы обнаружили, что вы весьма набожны. Кто вы? Какой веры?
Толстый от пива мужчина браво ответил:
-0 Мы крестьяне!
— Христиане, поправила его старушка.
— А что вы делаете возле капища идолов? Смело продвинулся к толпе Петр.
— Ты что это ругаешься, сейчас как врежу,- толстый от пива мужчина не на шутку рассердился на Петра.
— Бежим! – крикнул Андрей, и трое апостолов пустились в бегство.
— Чего вы бежите, — остановил их Иаков Алфеев.
— Нас чуть не побили,- задыхаясь, сказал Петр.
— Кто?
Андрей смущенно развел руками:
Между тем Фаддей и Симон Канонит. Исполненные удивления и ужаса, рассрашивали мужчину, почему он считает себя христианином.
— Ну, ты парень даеш, если мои родители и бабка – православные христиане, то я, по-твоему, мусульманин, что ли? Симон и Фаддей пожали плечами. Симон не понял, кто такие мусульмане. Фаддей же не понял кто такие православные христиане.
— Простите, — тут же попытался выяснить Фаддей, а какие бывают христиане?
— Ну как какие? Мужчина с недоумением посмотрел на Фаддея как на иностранца. Достав руку из кармана, он стал перечислять по пальцам, то что знал, еще больше прводя в ужас апостолов6
— Православные, автокефальные, римокатолические – там папа Римский.
— Кто-кто?- переспросил Фаддей.
— Да вы, как только что на свет народились. Пойдите к попу и его спросите. Мужчина взял портфель и направился к выходу. Фаддей развел руками:
— Я не понял к кому идти. Симон повторил непонятноек слово – Попу.
— А кто такой «Попу»? – удивился Фаддей.
— А вот Иаков, может он скажет?
— Иаков! – громко крикнули Фаддей и Симон. – Брат, ты знаешь, кто такой «Попу»7
— Я слышал, говорит Иаков, что есть птица такая, попугай. Говорят она очень яркая, и, в отличии от других птиц, чуть-чуть говорит. Правда, ее очень трудно понять. Может быть, это то же самое? Что то яркое и непонятно говорящее.
— Ты что, парень, совсем спятил, шутки шутить в храме Божьем?- рассерженный мужчина от злости сжал кулаки.
— Да еще в такой праздник!- добавила женщина. Ияков понял, что от мужчины не скрыться и решил воспользоваться просто отговорками:
— Нет уважаемый. Я не знал, что могу обидеть Вас, пршу меня простить. Но было уже поздно. Мужчина был настроен решительно, был непробиваем. Симон, поняв это первым, побежал к Иакову, что бы увести его, но сердобольные старушки помешали им. Уверенный в себе ( после трех рюмок водки и стакана самогона) мужчина, не подозревая, что ему не справиться с одним Иаковом, шел сразиться с двумя апостолами. Во избежание конфликта, Симон схватил мужчину за рукав так, что тот не мог пошевелиться и взмолил:
— Я прошу Вас, простите моего брата Якова!
— Так он тебе брат?- переспросил мужчина,- так я вас сейчас…- мужчина громко икнул, — двоих побью.
— За что? – переспросил подошедший Фаддей. Мужчина увидев апостола: — О побью троих, за то, что в Божьем храме, на самого батюшку, ругаетесь. После этих слов он попытался вырваться от Симона, точнее от его цепких рук. и, извергая грязную брань, все больше разжигал себя.
— Милиция! – вдруг закричала пожилая женщина, — заберите этих хулиганов. Восемь, так называемых, «легионеров» быстро оказались на месте.
— Что случилось?
— Эти трое хулиганов ругаются, мешают празднованию и чуть мужчину не избили,- ответила та женщина.
— Женщина!- удивился Иаков, — зачем ты обманываеш? Ведь не так все было. «Легионеры прервали апостола:
— Пошли, разберемся. И этих двоих тоже берите. «Легтонеры» подхватили Симона и Фаддея и увели в том же направлении, что и Петра.
— Смотри, Иисус! – Филипп показал в сторону выхода – «легионеры» Иакова куда-то повели.
— И Симона! – увидел Матфей.
— Смотрите, — удивился Врфоломей, и Фаддея.
— Будьте осторожны! – обратился к ученикам Иисус, будьте мудры как змеи и прсты как голуби. Вот. Я посылаю вас как овец среди волков. Шесть апостолов разбились по парам, что бы поговорить с прихожанами. Филипп же и Иисус остались. Фома подвел Матфея к месту, где только что разговаривал с мужчиной, и показывая на икону, спросил:
— Угадай, кто эо? Матфей пожал плечами:
— Не знаю.
— Так вот, в их понимании, это ты. Фома поставил руки в бока и дожидался реакции, но Матфей был невозмутим.
— Нет он скорее похож на тебя, — возразил Матфей, — смотри какой нос, точно как у тебя. Да, но прическа как у Варфоломея. Фома, а кто это? Мужчина с острой бородкой вмешался в разговор:
— Это, мил человек, апостол Матфей, Евангелие от мсатфея читали?
— Я его писал. Мужчина непонял этих слов, продолжил6 – эта икона висела в церкви Андрея Первозванного, а сейчас ее поместили сюда.
— Зачем?- переспросил Фома.
— Как, зачем? Молиться.
— Но разве молиться нужно иконе? – Фома достал из сумы Библию ( поскольку это сон, то возможно все), быстро открыл Евангелие от Матфея 6:9 и зачитал: «Отче наш, сущий на небесах…» Видите, нужно молиться нашему Отцу – Богу.
— Мы Отцу и молимся, — объяснил мужчина, — только просим, что бы святой Матфей похлопотал за нас, грешных, у ангела-хранителя. Тот, в свою очередь. С мольбой обратится к святой Анне, Матери-богородице. Преславная богородица будет говорить Иисусу, а тот будет ходатайствовать перед Отцом.
— Да, но зачем так усложнят? – возразил Фома. – если Иисус сам сказал: «Чего не попросите во имя мое, то дам». Значит нужно просить у Отца. Раве можно молиться Богу через идолов? Они же мертвы!
— А, что, по вашему, нужно делать? – спросил Фому мужчина.
— Как, что? Моисей ясно писал во Второзаконии: «Кумиры – богов сжечь огнем», — ответил Матфей.
— если вы считаете себя христианами, то нужно избавиться от идолов. Мужчина снял очки и тщательно вытер их платком. Из всего было видно, что разговором он был недоволен. На помощь бедняге-мужчине подошли две одетые в черное женщины.
— Матфей,- обратился Фома,- смотри какие женщины печальные, наверное у них кто-то умер.
— Мы услышали,- вступили в диалог женщины,- что вам не нравится икона святого Матфея? Она освящена самим Владыкой Всея Руси!
— Ой. А это кто такой? Что за Владыка? – одновременно спросили Матфей и Фома.
— Как , кто? – ответил мужчина, — глава Христианской Церкви. Фома побелел. Матфей достал бутыль воды, смочил платок и приложил его ко лбу брата.
— Какой Владыка? – еще раз переспросил Фома.
— Ну, как какой?- удивилась женщина,- у католиков это называется «сантисимо», то есть святой отец или папа Римский.
— Скажите, а в Коринфе надзиратель – папа Коринфский?- спросил Матфей.
— Я не знаю, что такое Коринф, — возразил мужчина, но что вы мешаете проведению христианской пасхи, знаю точно.
— Пасха? – удивился Фома.
— А где агнец и пресный хлеб? – спросил Матфей.
— Зачем вам это? Там при входе продают яйца.
— Какие яйца? – в изумлении Фома развел руками.
— Какие, какие? — крашенные. Вы что не знаете, как пасху святят?
— Не знаем, заинтересовался Фома.
— а ну бежим отсюда! – Матфей схватил Фому за рукав и потащил его к выходу. То, что они там увидели, сильно напоминало базар. Там продавали все, что только можно: свечи, иконы, яйца, крестики, газеты и даже пиво. Женщина стоявшая у входа, вздохнула перекрестилась и произнесла: — Царство ему Небесное! Рядом стоял Иоанн и Иаков. Оглянувшись, они вместе обратились к женщине:
— О, неужели здесь хоть кто-то знает учение Христа?
-Ты права, женщина Царство Бога – это наша единственная надежда! – Иоанн повеселел, но не надолго.
— Да, чтоб тебе на том свете перевернуться….. испуганно отмахнулась женщина от Иоанна. Какое Царство Бога?
— Как какое?- Иаков сделал к женщине шаг, — ты же сама молилась о Царстве Небесном.
— Да, это я так, к слову пришлось,- оправдалась женщина.
— Знаешь ли ты, что главная тема Священного Писания – Царство Бога?
— Царство Бога у каждого свое, в сердце, — вступил в разговор старик, тактично отодвинув Иоанна рукой.
— Как же тогда Иисус говорил: «Ищите прежде Царства Божия» и «Царство Божие усилием берется»
— Как же, как же? – перекривил старик. – Ведите себя прилично, молодые люди! Здесь каждый делает то, что ему нравится и не навязывайте, пожалуйста, своих пустых идей.
— А ты как думаеш, женщина? – я вообще в Бога не очень верю. Так пришла, интересно посмотреть. Я же все-таки христианка. Да и узнать нужно побольше, тем более, что я здесь племянника крестила.
— и где он сейчас? Тоже здесь? – поинтересовался Иаков.
— Нет, ему только два месяца. Апостолы удивленно переглянулись.
— А, главное, что интересно, — продолжает женщина,- здесь в два раза дешевле, чем в других церквях.
— как дешевле?- переспросил Иаков.
— Вот вы, где крестились? – спросила женщина Иакова.
— В Иордане!
— И как дорого?
Иаков молчал, потому что ничего не понимал. Иоанн понимал, но тоже молчал: ком стоял в горле. После десятисекундной паузы Иаков хриплым и дрожащим голосом спросил:
— Вы христиане?
— Да! Ответила женщина. – Вот и крестик есть,- и с гордостью добавила, — серебряный. Тут уж и Иоанн ничего не понял.
Ученики вновь собрались возле Иисуса.
— Учитель! Обратился Варфоломей. – Мы тут с Андреем разговаривали с группой людей, утверждавшей, что душа сразу после смерти летит на небо. Объясни, почему они называют себя христианами, а сами несут языческие учения?
— не говорил ли я вам, что будет отступление, что между семенами пшеницы будут и плевелы?
— Позволь нам, Учитель, вырвать плевелы, — обратился Иаков.
— Нет, что бы вместе с плевелами, вы не выдернули и пшеницу. Оставьте расти то и другое до жатвы.
— Учитель, а что случилось с твоим учением за это время? – удивленно спросил Фома.
— Милый друг мой! Посмотри вокруг. Эти люди называют себя христианами. Почти никто из них никогда не думал о том, что он исполняет отвратительные ритуалы мерзкого римского язычества. Но проходит время, и я скажу им: « Я никогда не знал вас. Отойдите от меня, делающие беззаконие».
Вдруг по направлению к Иисусу и его ученикам направляется свита священников, одетых в блестящие одежды. У каждого на рясе висит несколько медальонов и крестов. А у одного даже орден за взятие Берлина…Все присутствующие замерли. Один священник, по-видимому, архиепископ, подошел к Иисусу:
— Запрет своим ученикам проповедовать в церкви!
— Если они умолкнут, то камни заговорят.
— Мы видим, что ты человек не глупый, но мы имеем власть, взять вас.
— Змии, порождения ехиднины, дополняйте меру отцов. Кого из пророков не гнали вы, как убежите вы от осуждения в геену?
— Ты нас не учи и умными словами не пугай, — разгневался один из наряженных священников, — ты ясно говори, что ты хочешь?
— Мой Отец Бог нашел вас виновными в крови всех убитых на земле. Горе вам книжники и фарисеи – лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, а внутри полны всякой нечистоты. Так и вы кажетесь людям праведными, а сами исполнены коварства. Суд миру сему!
Все ученики дружно стояли за своим Учителем, даже тогда, когда в них летели от христиан ХХ века камни, палки и грязная брань. Через полчаса весь народ закричал: «Распни его, Распни!»
Нет, второй раз вам его не распять. Иисус и его ученики незаметно исчезли. В церкви все шло по старому, заведенному распорядку. Но Иисус обещал вернуться и тогда…
— Пал, пал Вавилон, великая блудница!
Все вдруг расплылось и я проснулся. И теперь я думаю, если бы Иисус пришел второй раз, не распяли бы его еще раз? Кто знает? Может, да! Если не римляне и не иудеи, то кто? Кто же сейчас, в наше время, когда куда ни глянь, кого не спроси, ответят: «Я христианин», а сам будет готов облить ближнего грязью если не говорить о большем…

*\___________________________________
Любишь читать о жизни? Тогда Реальные истории из жизни могут заставить тебя всплакнуть или раствориться в радостной, счастливой улыбке.

Ты еще не знаешь что такое оптимизация сайта?
В таком случае, лучше всего обратиться к профессионалам, для которых раскрутка сайта сущие пустяки!

У каждого из нас есть в полне реальная возможность научиться и продвинуть сайт самостоятельно, своей настойчивостью и упорством. 🙂 Так сказать, все в наших руках.

3 комментария

  1. Спасибо вам большое! Как бы удивились апостолы, увидив что творится сегодня! Люди называют себя христианами, но не идут по стопам Иисуса. И кто знает, может действительно если бы Иисус пришел второй раз, распяли бы его еще раз!

  2. Потрясающий рассказ! Если бы Иисус сегодня был на Земле, его снова бы распяли…

  3. Author

    Да, без сомнений. Это сделали бы те, кто носит его на шее распятым.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *